?

Log in

No account? Create an account

На Кинопоиске в разделе «Знаете ли вы...» прочитал следующее:

На зоне, на крышке от кефира, найденной на помойке возле туберкулезного барака, Сергей Параджанов гвоздем выдавил портрет Пушкина. Спустя 10 лет мятая крышка попала в руки режиссера Федерико Феллини, который отлил по ее образцу серебряную медаль. Этой наградой теперь отмечается лучший фильм на фестивале в Римини.

Факт показался и правда любопытным и заслуживающим внимания, поэтому я стал искать изображение оригинальной крышки и медали. Нашлась обложка книги воспоминаний Георгия Данелии «Тостуемый пьёт до дна» (кто, интересно знать, придумывает эти развесистые названия для актёрско-режиссёрских мемуаров?). Что интересно, в самой книге рассказа про медаль не нашлось. Зато он оказался в другой книге Данелии – «Безбилетный пассажир»:


Read more...Collapse )

Сближения

Наткнулся на визуальную рифму: картина Генриха Фогелера «Мечтательность» (1900) и хрестоматийный кадр из «Зеркала» Тарковского.



Интересна судьба Фогелера. Немецкий художник, дизайнер, архитектор, представитель символизма и югендстиля, в Первую мировую воевал на восточном фронте, проникся идеями большевизма, написал пацифистское воззвание к императору, за что был отправлен в психиатрическую лечебницу. После войны вступил в Коммунистическую партию. Во время революции в Германии был членом совета рабочих и солдатских депутатов Бременской Социалистический Республики, был арестован. В 1931 году эмигрировал в СССР. После германского вторжения как этнический немец был депортирован в Казахстан, отказавшись от заступничества Вильгельма Пика. Умер в 1942 году в колхозе «Будённый» Бухар-Жырауского района Карагандинской области. Его сын Ян Генрихович Фогелер учился на философском факультете МГУ, где впоследствии преподавал. После распада СССР перебрался в Германию и умер в деревне Ворпсведе под Бременом, где в 1889 году его отец с группой единомышленников основали «колонию художников».

Там же, в Ворпсведе была написана и эта картина. Там же, в августе 1900 года поселился по приглашению Генриха Фогелера его друг Райнер Мария Рильке, только что вернувшийся из путешествия по России. В своей монографии «Ворпсведе» (1902), посвященной местным художникам и вообще философии пейзажа, Рильке даёт изумительное описание этих мест:

«Это странная земля. Стоя на песчаном взгорке Ворпсведе, видишь, как она расстилается вокруг, подобная тем крестьянским платкам, на фоне которых кое-где глубокими тонами поблескивают цветы. Она лежит, плоская, почти без единой складки, и дороги и русла далеко уводят за горизонт. Там начинается небо, неописуемо изменчивое и огромное. Оно отражается в каждом листке. Кажется, все предметы заняты им. Оно везде. И везде — море. Море, которого больше нет, которое тысячи лет назад вздымалось и падало здесь, дюной которого был нынешний песчаный взгорок Ворпсведе. Предметы не могут этого забыть. Великий шум, которым преисполнены старые сосны на взгорке, кажется его шумом, и ветер — пространный, могучий ветер — приносит его запах. Море — история этой земли. Едва ли у нее есть другое прошлое».

Там же он пишет:

«У нас не такая душа, как у наших отцов. Мы еще можем понять замки и ущелья, вырастившие их, но там нам больше нечего делать. Наше восприятие не извлекает больше оттуда ни единого нюанса, наши мысли больше не множатся, мы чувствуем себя словно в старомодных комнатах, где невозможно думать о будущем. Нам нужно то, мимо чего наши отцы проезжали в закрытых каретах, нетерпеливые, терзаемые скукой. Где они открывали рот, чтобы зевнуть, мы открываем глаза, чтобы смотреть, ибо мы живем под знаком равнины и неба. Это два слова, но они, по сути дела, объемлют единое переживание: равнину. Чувство равнины растит нас. Мы понимаем ее, и она заключает в себе нечто образцовое для нас; тут все значительно: великий круг горизонта — и редкие предметы, важные и простые перед лицом неба».

Мне кажется, что эти размышления могут добавить многое и к нашему пониманию Тарковского.
Встреча с Дж. Хоберманом в «Пионере» прошла на ура. И дело вовсе не в содержательности беседы, хотя она была на удивление содержательной для такого формата. Вопросы из зала все были по делу, гость отвечал развёрнуто и с энтузиазмом. Я свой вопрос не задал, постеснявшись своего английского (зря, конечно), но и без меня было сказано достаточно.
Вкратце: мы узнали, что Хоберман считает себя ребёнком «холодной войны» и обожает сериал «Американцы», как была устроена машина пропаганды в Голливуде, что Элвиса в США считали угрозой национальной безопасности, Брежнев обожал фильмы про Грязного Гарри, а Джон Форд был практически оппортунистом: провозглашал себя левым лишь до тех пор, пока это было безопасно.
В общем, не сказать, что много новой информации. Но в том и дело, что люди приходят на такие встречи не за информацией. Для этого есть интернет и книги. Правда, обещанных книг с автографом в итоге не оказалось в наличии (слишком мало экземпляров удалось найти организаторам). Но на выходе я осознал, что мне там было как-то очень хорошо. В небольшом зале, куда люди собрались послушать пожилого критика на пенсии, человека из другой, можно сказать, враждебной страны, говорящего на чужом языке о фильмах полувековой давности. Человек говорил, а люди слушали и понимали его. Задавали ему вопросы, а он понимал эти вопросы и с удовольствием отвечал. Можете смеяться, но это же удивительно. Как будто не было никакой вавилонской башни, а война любой температуры навсегда осталась только на экране.



9 июня

«Смерть в Венеции», Лукино Висконти (Италия, 1971) – Библиотека киноискусства им. Эйзенштейна, 19:00

«Горит моя барышня», Милош Форман (Чехословакия, 1967) – ­Rodnya Cinema Club, 20:30

10 июня

«Александр Невский», Сергей Эйзенштейн (СССР, 1938) – Библиотека киноискусства им. Эйзенштейна, 19:00

12 июня

«Скорбное бесчувствие», Александр Сокуров (СССР, 1986) – кинотеатр «Факел», 19:00

«Под электрическими облаками», Алексей Герман-младший (Россия, 2015) – во дворе Института «Стрелка», 21:00

13 июня

«Асса», Сергей Соловьёв (СССР, 1987) – кинотеатр «Факел», 20:00



При всей любви к Крису Маркеру, я не фанат La jetée. Хотя опять же признаю оригинальность и прочее. Но чисто фотографически – это волшебная вещь, а в лицо Элен Шатлен просто невозможно не влюбиться. Read more...Collapse )


С 25 по 31 мая Александр Молчанов проведет уникальный бесплатный онлайн-курс «Сценарий за неделю». За семь дней участники пройдут от идеи до финального драфта сценария короткометражного фильма.


20. Моя мать / Mia Madre,
реж. Нанни Моретти

в ролях: Маргерита Буй, Джон Туртурро, Нанни Моретти

Былой лауреат Канн (Комната сына, 2001), «итальянский Вуди Аллен» с историей о женщине-режиссёре, которая пытается развязать узлы профессиональные и личные на фоне современного Рима.


19. Дневник горничной / Journal d'une femme de chambre, реж. Бенуа Жако

в ролях: Леа Сейду, Венсан Линдон

Третья по счету (после Ренуара и Бунюэля) экранизация романа Октава Мирбо о моральном разложении буржуазии.


18. Война / Krigen, реж. Тобиас Линдхольм

в ролях: Пилу Асбек, Дар Салим, Тува Новотны, Сёрен Маллинг

Сценарист «Охоты» и «Субмарино» Винтерберга, а также сериала «Правительство» в третьей режиссёрской работе рассказывает о датчанах, воюющих с Талибами.

Read more...Collapse )


1. Звёздная карта / MAPS TO THE STARS (Дэвид Кроненберг)
Уморительно смешной и, смею утверждать, да, губительный. Люблю этот фильм больше, чем собственные усы.

2. Чарли Виктор Ромео / CHARLIE VICTOR ROMEO (Роберт Бергер, Патрик Дэниелс, Карлин Майклсон)
Ногтегрызный и аэрофобный экспериментальный 3D-фильм, где вас вместе с экипажем запирают в кабинах шести различных самолётов и по записям чёрных ящиков воссоздают диалоги из реальных авиакатастроф. Очень страшное кино.

3. Похищение Мишеля Уэльбека / L'enlèvement de Michel Houellebecq (Гийом Никлу) Read more...Collapse )


Тельма Шунмейкер поделилась секретами мастерства на примере классического фильма Мартина Скорсезе «Бешеный бык»

Признанный мастер монтажа и постоянная соратница Скорсезе на протяжени полувека, Тельма Шунмейкер выступила перед публикой на кинофестивале Трайбека в Нью-Йорке и дала несколько советов кинематографистам, исходя из наблюдений за работой над знаменитой картиной.


1. Доверяй своему эстетическому чутью

Шунмейкер много слов в своём выступлении посвятила тому влиянию, которое Майкл Пауэлл (крупнейший британский режиссёр и её ныне покойный муж) оказал на творчество Скорсезе. После того как были проведены пробные съёмки для «Бешеного быка» в цвете, Скорсезе и Пауэлл отсмотрели материал в монтажной. Пауэлл заметил, что красный цвет боксёрских перчаток смотрится неуместно. Скорсезе тут же согласился с ним, вспомнив, что, когда он сам в детстве смотрел боксёрские бои, они всегда транслировались в ч/б. Таким образом, было решено использовать чёрно-белое изображение, что выглядело на тот момент (фильм вышел в 1980 году) вопиюще несовременным.

2. Не позволяй правде жизни ограничивать выбор декораций

Шунмейкер рассказала, что Скорсезе заказал для съёмок два боксёрских ринга разного размера, чтобы лучше передать восприятие Джейка Ламотты. Многие сцены снимались на ринге стандартного размера, но в ключевой сцене боя с Шугар Рэем Робинсоном был использован ринг гораздо больших размеров, чтобы подчеркнуть величие момента.

3. Не позволяй правде жизни ограничивать свободу съёмки

В знаменитой сцене, где Джейк в какой-то момент теряет преимущество в бою с Шугар Рэем, несмотря на явное превосходство, показанное им до того на ринге, Скорсезе хотел зримо передать дезориентацию Ламотты и его неспособность осознать, что произошло. Для этого он поместил под объективом камеры открытое пламя, так чтобы в кадре были видны всполохи и раскалённый воздух искажал изображение. Он также наполнил всю арену дымом, чтобы придать пространству затуманенный, сбивающий столку вид.

4. Не позволяй пресловутой правде жизни ограничивать использование звука

Шунмейкер на все лады расхваливала талант Фреда Уорнера, ответственного за звуковые эффекты, в особенности отметив крайне необычные звуки, которые он использовал для усиления некоторых схваток. Она указала не только на звуки барабана, которыми Уорнер заменил удары, но и животные звуки, вставленные в ряд особенно ярких моментов боя. Например, в них можно явно расслышать конское фырканье и рёв слона, которые, однако, без подсказки легко сливаются для зрительского слуха с общей звуковой текстурой сцены.

5. Равняйся на образцы

Шунмейкер показала несколько сцен из картины Пауэлла и Прессбургера «Жизнь и смерть полковника Блимпа», которая сильно повлияла на Скорсезе. Особое внимание она уделила эпизоду подготовки к дуэли между Блимпом и немецким офицером. Приготовления к дуэли согласно правилам и предписаниям этикета показаны во всех подробностях, тогда как сама сцена дуэли дана очень кратко. Шунмейкер объяснила, что сцены, предшествующие главному матчу Джейка, бою за титул, поданы в том же ключе: Скорсезе интереснее было показать приготовления к бою, а не саму схватку.

6. Но не следуй за образцами слишком усердно

В «Полковнике Блимпе» показана жизнь героя на протяжении многих лет, и сюжет требовал появления полковника уже пожилым и располневшим. Пауэлл использовал дублёра в нескольких финальных сценах и советовал Скорсезе поступить так же там, где Ламотта должен быть показан спустя годы. Но Скорсезе и Де Ниро решили, что актёр наберёт вес и исполнит роль самостоятельно от начала и до конца. И это отлично сработало.

7. Снимай импровизацию на две камеры

Скорсезе в некоторых сценах позволял актёрам импровизировать, но всякий раз при этом использовал две камеры, чтобы снять импровизированный диалог полностью и застраховаться от проблем на монтаже. В одной сцене на кухне с Де Ниро и Пеши была возможность снимать только на одну камеру из-за размера комнаты. Несмотря на то что в итоге сцена удалась, Шунмейкер объяснила, что были трудности при монтаже из-за недостатка второго угла зрения.

8. Визуально сильные элементы, повторяясь от кадра к кадру, обеспечивают гладкий монтаж

Шунмейкер показала в замедлении мощный момент боя, когда Джек нокаутирует соперника. В этой сцене сотни фотовспышек освещают боксёров в нескольких кадрах. Шунмейкер показала, как монтируя кадры, освещённые вспышками, можно сделать склейки полностью незаметными.

Источник


Друзья!

В ближайшее воскресенье православный мир будет встречать главный праздник церковного года — Пасху. Наш же киноклуб в меру своих скромных сил старается соответствовать вызовам момента. На наш взгляд есть только один фильм, достойный показа в канун такого дня. И это легендарная картина великого датчанина Карла Теодора Дрейера «Слово» (Ordet, 1955).

Медленный, как траурное шествие, торжественный, как религиозный гимн, очистительный, как молитва — фильм Дрейера способен войти в связь со зрителем на каком-то ином, непривычном для кино уровне. Но, при внешней сюжетной простоте и изобразительной скупости, картина хранит в себе некую глубокую тайну или парадокс, не поддающийся простому толкованию. По существу, зритель так и остаётся перед вопросом: было ли увиденное им религиозным откровением или же предельно рациональной попыткой средствами кинематографа исследовать природу человеческой веры в чудо.

Мы убеждены, что эту удивительную ленту должен увидеть каждый, и если вы ещё этого не сделали — самое время восполнить досадный пробел. Впрочем, даже и повторного просмотра недостаточно для того, чтобы в полной мере прочувствовать всю суровую красоту загадочного шедевра.

Перед фильмом мы бегло пройдёмся по творчеству Карла Теодора Дрейера, которого называет своим духовым отцом Ларс фон Триер, и посмотрим фрагменты из наиболее значимых работ режиссёра. После просмотра желающие смогут присоединиться к обсуждению и обменяться впечатлениями за чашкой чая.

Вход, по обыкновению, свободный (но будем рады чаевым!).


Адрес: Библиотека имени М. А. Волошина, Новодевичий проезд, 10

Начало в 19:00

Ссылка на мероприятие

Latest Month

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner